Et par notater

19:05 

Товарищ соавтор...

Stakkars
Великое Дао, скажи, пожалуйста: какого хрена?!
... разрешил мне выложить свою часть истории)) Мир-то самостоятельный...
Для Чертополох**. Спасибо за мир)))

Берегини


В северное крыло давно никто не ходил - цепочка Айсоровых следов рассекала тонкий слой плотной серой пыли на полу. "Надо будет распорядиться, чтобы навели порядок", - подумалось машинально. Так ведь не пойдут же - будут отводить глаза, заверять, что ни к спеху, а не пойдут. И Айсор их понимал. У самого еще ни разу не возникало мысли прийти сюда, даже в буйном детстве. До вчерашнего дня.
До спокойного взгляда магистра Корнелия и невозмутимого: "Ну, вы же сами знаете ответ."
Айсор знал. Как и весь город - пусть и молчали обитатели великой столицы, пусть и улыбались недоверчиво, а знали. Короткий ответ на простой вопрос: кто виноват?

Неделю назад в городе зацвела вода. Вся - в колодцах, фонтанах, прудах... Подернулась тонкой пленкой зеленовато-бурой ряски и начала вонять.
Лучшие маги уже семь дней бились над ее очисткой, жрецы из Храма, и те вызвались помогать. Но ни заклятья, ни просьбы к богам не помогали. Вода оставалась зеленой и тухлой.
Айсор велел организовать подвоз чистой питьевой воды из ближайшей реки на краю предместий, но хранить воду в городе не получалось - к заходу солнца она тоже зацветала.
Над столицей навис призрак Жажды. Паники в городе еще не было - Айсор велел удвоить количество стражи на улицах, эта мера неожиданно хорошо помогла. Но к городским воротам потянулись первые беженцы, пока еще - одиночные, знатно украшенные паланкины. Айсор отлично понимал, если бедствие продлится еще дня три, жители побегут из столицы толпами. И это будет конец города.

Длинный пыльный коридор закончился высокими створчатыми дверями, и мужчина замер, не решаясь их отворить. Снаружи его ожидала северная аллея дворцового сада, которую Айсор никогда не видел, и старое фамильное проклятье, в которое мужчина никогда не верил.
Впервые эту историю рассказал ему отец, в один из редких вечеров наедине. Айсор тогда был еще совсем мал и очень любил сказки, а потому запомнил его рассказ слово в слово. Даже сейчас, спустя десятилетия, он будто вновь слышал спокойный, уставший голос.

- Садись, сынок, я расскажу тебе сказку. Я ведь давно не рассказывал тебе сказок на ночь, правда? Ты прости, я был занят...
- Но папа, сейчас ведь еще не ночь!
- Да, не ночь. Пусть это будет сказка просто так.
Давным-давно в одном большом и богатом городе жила семья Берегинь. Это такие особые волшебницы, сын, они умеют хранить жизнь людей от бед. Это были хорошие Берегини, сильные, мать и дочь, вот почти как ты. И народ любил их. Но однажды правитель того города вызвал к себе Мать-Берегиню и потребовал у нее счастья для своей семьи. А она отказалась помогать ему...
- Она что, счастья пожалела? Жадная.
- Не перебивай. Нет, она не была жадной. Но счастье одного человека всегда завязано на несчастьях кого-то еще. И Берегиня отказалась отдавать Правителю всю меру отпущенного на город везения.
- Но Правителю нельзя отказывать!
- Да, нельзя, именно поэтому Правители так редко о чем-то просят. И этот рассердился на ее отказ. И велел схватить Дочь-Берегиню и заточить ее в камень, но не до конца, а так, чтоб дышать могла. И дал ее матери три дня на размышления. А через три дня старшая Берегиня повторила свой отказ.
- Правитель ее казнил, да?
- Он казнил их обеих. Велел замуровать в камень. А через три дня перед дворцом Правителя появилось два каменных истукана - мать и дочь. Иногда они говорят человеческим языком, и тогда в роду Правителя случаются несчастья. Говорят, это прекратится, когда зажгутся сердолики, что стоят на головах истуканов. Свет их отразится в розовых камнях, окружающих статуи, и проклятье спадет.
- А Правитель чего?
- Тот Правитель умер двести лет назад, сын. И сердолики до сих пор не зажглись.
- Это какая-то неправильная сказка, папа!
- Какая есть...

Айсор тряхнул головой, отгоняя незваное воспоминание. Та сказка была последней, которую он слышал от отца. Потом началось Время Смуты, и Правитель Тереры Осилайн Мудрый уехал из столицы воевать. А его сын, Айсор, остался расти и учиться править. И сказок на ночь ему не рассказывал больше никто.
Вчера, после разговора с заезжим мудрецом, Айсор отправился в родовую библиотеку, туда, где хранились записи личных летописцев Правительского рода. И он нашел: сухую пометку о казни жрицы древнего культа Матери-Хранительницы, "путем заточения виновницы в камень". Случилась та казнь двести шестьнадцать лет назад. Больше о родовом проклятии не говорилось нигде. Но ведь люди знали. И не зря же никто не ходит в это крыло уже два века?
Айсор толкнул от себя резные створки дверей.

Широкая мраморная терраса сбегала плавными ступенями в высокие заросли разросшейся, нестриженой травы. Узкая дорожка из разноцветных плиток рассекала это цветущее, пряно пахнущее море прямой стрелой, уводя под сень раскидистых деревьев. И только их правильное, выверенное до полушага расположение напоминало о том, что когда-то этот заброшенный уголок был частью ухоженного сада.
Перед деревьями трава расступалась в стороны, обнажая странные розоватые плиты. На них, по обе стороны от дорожки, стояли два каменных столба - один вполовину выше другого, и тень от яркого солнца рисовала странные узоры на их серых боках - вроде как две ладони тянутся друг к другу, или мерещится?..
Айсор, не думая, уселся на резные перила террасы, затянутые цветущим вьюном. Старая неправильная сказка оборачивалась страшной неправильной былью. Потому что можно излечить город от наведенной порчи, можно очистить воду от случайного дикого заклинания, но снять вековое проклятие... Впервые за шесть лет своего внезапно начавшегося Правления Айсор не знал, что делать.
За высокой каменной стеной, едва угадывающейся за ветвями деревьев, ждала своей участи столица.
Правитель Тереры встал и легко сбежал по мраморным ступеням. К этим.

Вблизи истуканы - а как еще назвать две каменные глыбы? - не походили ни на что. На верхушке каждого горькой пародией на корону застыли кристаллы сердолика, чистые, как горная вода.
Солнце играло бурыми и черными переливами странного камня, кружило голову чехардой теней... Вот вроде как два лица проступают из грубых валунов, похожие друг на друга, женские, только одно явно моложе. А чуть повернешь голову, и лица исчезают, уходя обратно в камень, но зато появляются две фигуры, снова похожие, в одинаковых простых платьях... Еще шаг, и видны только тени - ни смысла, ни формы...
Дикая пляска неподвижного камня - а бывает, оказывается, и так, - заставляла мир вокруг тускнеть, колыхаться туманным маревом.
Айсор дернул головой и опустил взгляд на ровные розовые плиты. Так стало еще хуже - теперь на плечи тяжко давили два чужих, мертвых взгляда, один справа, второй слева.
Айсор решил не думать о реальности и иллюзиях, и просто сел на каменную дорожку. Смотреть на цветы было гораздо легче.
- Здравствуйте, - негромко сказал он камням за спиной, - а я вот пришел... Поговорить. Интересно, сколько моих предков уже побывало здесь? Молчите?.. Отец был, я знаю, я теперь понимаю тот его взгляд тогда. Это он вас увидел, сказка вы наша. Неправильная... Что ж вы ему сказали такого? Молчите?.. А ведь должны разговаривать вроде как со мной. Я же представитель рода, как-никак. Правитель. - Айсор усмехнулся, чувствуя затылком чужое внимание. - Да-да, такой же, как тот дурак, что хотел бесконечного счастья... Двести лет мы за эту дурость расплачиваемся. За чужую ведь дурость, я вот и имя-то этого.. счастьелюбца только вчера узнал. Не слишком ли жестоко караете?.. - Правитель замолк.
Ветер весело шелестел листвой, солнце ласково грело бок, легко качались колоски травы. Давили на плечи два взгляда вперехлест, молчали.
Айсор вздохнул и заговорил снова, уже тише:
- Моя мать умерла, когда мне и года не было. Не знаю, из-за вас, нет... Отец растил меня сам, слугам почти не доверял, знаете, какое это было счастье - иметь право прийти к нему в любой момент, поиграть забежать, сказку попросить?.. То счастье, которого нашему роду не положено. И вы ведь поговорили с ним, прекратили непорядок... За что? Моего отца народ прозвал Мудрым, знаете? За что вы наказали его?.. А меня сейчас? А, Берегини?

Темнота обрушилась со всех сторон - непроглядная, холодная... Сдавила каменными тисками тело, плеснула острыми гранями по глазам, высекая слезы, которых не было. Забила глотку колючей гранитной крошкой - не вздохнуть, не выплюнуть. Рванулась внутрь, заливая мышцы болью, заставляя рассудок молить - о воздухе, о свободе, о свете. Время дернулось последними ударами сердца и увязло в камне. Бесконечная пытка смертью.
И где-до посреди этой боли тонкий девичий голосок позвал испуганно: "Мамочка, мне страшно..."
И другой, женский, выдохнул ласково сквозь каменное крошево: "Не бойся, доченька."

Робкий вечерний свет ударил по глазам, заставив зажмурится, и Айсор жадно хватанул ртом прохладный свежий воздух. Отзвук тихих голосов таял в ушах, пробираясь сквозь надрывный, сухой кашель - тело пыталось избавиться от памяти о камне.
- Хорошо...- прохрипел Айсор, упираясь ладонями в розовые плиты: встать-встать-встать! Встать не получалось.
- ...заслужили. За такое.., - голос ломался, пропадая, - каждый из нас... Пусть. Но город-то за что? - он наконец смог поднять голову, чтобы заглянуть в лицо Матери. - Город-то... Не виноват. Ты же Берегиня...
Ответный взгляд камня ударил Правителя в лицо, уронил обратно на плиты.
Эта темнота была другой, обычной. Почти как во сне.
Последней связной мыслью было: "И ведь искать не станут, знают, что в северное крыло ушел..."
Закатное солнце разлило багрянец по дикому углу парка, застенчиво коснулось лучами холодных граней сердоликов. И словно в ответ внутри обоих камней взметнулся чистый белый свет, отразился в гладких розовых плитах, ложась разноцветными бликами на неподвижное мужское тело.

Просыпаться было неудобно: холодно и мокро. Как всегда, когда ночуешь на голой земле.
- Мама! - радостно воскликнул девчоночий голос неподалеку. - Смотри какие!
Айсор открыл глаза.
Лежал он и правда на земле, точнее, на смятой, душистой траве - розовые плиты куда-то пропали. Как и каменные истуканы.
Совсем рядом, почти касаясь локтем его головы сидела, поджав в ноги, стройная женщина в простом длинном платье. И невысокая девчушка протягивала ей охапку цветов, улыбаясь от уха до уха.
- Доброе утро, - вежливо сказал Айсор, садясь.
Женщина прижала к себе букет и обернулась, у нее оказался совершенно прежний, тяжелый взгляд.
- Приветствую тебя, Правитель Айсор, - медленно проговорила она, глядя поверх цветов. - И да пребудет благословение Хранительницы с тобой и твоим родом.
- И твоим городом, - тихо и совершенно серьезно добавила девчушка у нее за плечом.
Айсор молча кивнул.
- Пойдемте под крышу, - неожиданно улыбнулась старшая Берегиня, враз становясь обычной женщиной. - Тут сейчас такой ливень начнется...

@настроение: вот так и вышло...

@темы: свои миры, творчество

URL
Комментарии
2010-10-27 в 19:55 

Jager Himmel
"Ты теперь не живой, ты небесный" /Циничный лирик
Миу)
Оно мне очень нравится.
Но хочется узнать, что с Айсором дальше. Он попал к Берегиням? Или они просто выпущены из камня и они в его же дворце?

2010-10-27 в 19:58 

Stakkars
Великое Дао, скажи, пожалуйста: какого хрена?!
LordZoisait
а это мы соавтора ждать будем)))

URL
2010-10-27 в 21:09 

Janira
И тут эволюция поняла - надо было остановиться на грибах!
Как же оно хорошо.)
И я буду ждать. Интересно, что будет дальше.))

2010-10-27 в 21:10 

Stakkars
Великое Дао, скажи, пожалуйста: какого хрена?!
Janira
спасибо)))

URL
2010-10-27 в 22:22 

Чертополох**
Опять пурга, опять зима Придёт, метелями звеня. Уйти в бега, сойти с ума Теперь уж поздно для меня. (с) Городницкий
LordZoisait Полностью согласна! Он-то мне уже не чужой так или иначе.
Я за него в ответе тоже.

2010-10-27 в 23:05 

ingadar
NAVIGARE NECESSE EST, VIVERE NON EST NECESSE][Я шел домой. И я попал домой.(с)
спасибо

2010-10-30 в 15:50 

Stakkars
Великое Дао, скажи, пожалуйста: какого хрена?!
Чертополох**
Полностью согласна! Он-то мне уже не чужой так или иначе.
ты хочешь продолжение по этому миру?))
ingadar
тебе спасибо)

URL
2010-10-30 в 18:17 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Щас будет нечленораздельное "ух ты".
Оно здорово, но надо целиком, я так понимаю.
придирк

2010-11-01 в 11:46 

Stakkars
Великое Дао, скажи, пожалуйста: какого хрена?!
AnnetCat
целиком оно здесь: pay.diary.ru/~chertopoloshenka/p131554817.htm
фразу попробую поправить))

URL
2010-11-01 в 17:04 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Спасибо))) пойду смотреть, но, видимо, не сейчас))

2010-11-01 в 17:04 

Stakkars
Великое Дао, скажи, пожалуйста: какого хрена?!
AnnetCat
хорошо)))

URL
     

главная